Press "Enter" to skip to content

АНТИКОММУНИЗМ И ЛОЖЬ КАК ОСНОВА СОВРЕМЕННОЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ ПОЛИТИКИ

newslider 0

Приближается 75-я годовщина победы советского народа в Великой Отечественной войне над немецко-фашистской Германией. И сейчас западными политиками делается всё, чтобы преуменьшить роль Советского Союза, замолчать выдающуюся роль  Верховного Главнокомандующего Иосифа Виссарионовича Сталина в этой Великой Победе, чтобы возложить равную ответственность за развязывание второй мировой войны на фашистскую Германию и Советский Союз.

В сентябре минувшего года Европарламентом была  принята резолюция «О важности европейской памяти для будущего Европы», в которой ответственность за развязывание Второй мировой войны в равной степени возлагается на фашистскую Германию и Советский Союз. Обосновывается это подписанием советско-немецкого Договора о ненападении от 23 августа 1939 г., известного как пакт Молотова-Риббентропа. При этом следует отметить, что данная резолюция была подана для принятия представителями Польши.

Поэтому необходимо напомнить общеизвестные факты, старательно замалчиваемые европейскими политиками.

Фашизм в Германии зародился в 20-х годах прошлого столетия как реакция на поражение страны в первой мировой войне, реакция на крайне тяжёлое экономическое положение немецкого народа, несущего тяжесть репараций, наложенных на Германию странами-победительницами, как реакция на нарастание революционной активности немецкого пролетариата, борющегося за своё освобождение от эксплуатации и угнетения.

Крупный капитал Германии увидел в Гитлере и национал-социалистах единственную возможность сохранить свою власть, увидел в гитлеровцах надёжную защиту от нарастающего рабочего движения. Крупному немецкому капиталу импонировало и стремление Гитлера к мировому господству, так как это давало возможность немецкой буржуазии получать громадные прибыли и сверхприбыли за счёт захвата природных богатств и эксплуатации покорённых стран и народов.

Приход Гитлера к власти в фашистской Германии в январе 1933 г. был с удовлетворением встречен и мировой буржуазией, в первую очередь англо-саксонским  капиталом, увидевшем в Гитлере возможность покончить с первым в мире многонациональным государством рабочих и крестьян – Союзом Советских Социалистических Республик.

Тем более, что Гитлер в «Майн кампф», этой «библии нацизма», в качестве главных врагов Германии назвал Россию, коммунистов, славян и евреев, и своей важнейшей задачей ставил задачу завоевания жизненного пространства для немецкого народа, завоевания мирового господства и создание тысячелетнего Третьего рейха.

Крупный капитал США, Англии, Франции, международный финансовый капитал помогли Гитлеру восстановить экономику, восстановить вооружённые силы, оснастив их самыми современными техникой и оружием, с целью стравить его в войне с Советским Союзом и разгромить первое в мире социалистическое государство. А затем диктовать свои условия ослабевшим и победителям, и побеждённым.

Но у Гитлера были свои планы.

Перед началом похода на Восток – Дранг нах Остен, — гитлеровцы поставили себе целью завоевать и положить к своим ногам всю Европу , чему в немалой степени способствовала внешнеполитическая поддержка их агрессивного курса правящими кругами Англии, Франции и США.

В Риме по инициативе Муссолини 15 июля 1933 г. был подписан «пакт четырёх» — пакт согласия и сотрудничества Англии, Франции, Германии и Италии. Под дымовой завесой сотрудничества «в целях поддержания мира», четыре империалистические державы договаривались об установлении на антисоветской основе своего диктата в Европе, о сотрудничестве в политических и иных вопросах. «Пакт четырёх» получил поддержку и одобрение правящих кругов США. Правительства  Англии и Франции считали, что «пакт четырёх» приведёт к исполнению их давнишнего желания – создать в Европе директорию четырёх держав во главе с англо-французским блоком и повернуть германскую военную машину на Восток.

И хотя этот пакт не был ратифицирован в силу франко-германских противоречий, но он способствовал росту капитулянтских и прогерманских настроений в правящих кругах стран Центральной и Юго-Восточной Европы, поощрил гитлеровцев на реализацию их программы милитаризации страны и подготовки агрессивных войн.

Приход нацистов к власти в Германии был положительно встречен Ватиканом. 20 июля 1933 г. было подписано соглашение (конкордат) между Ватиканом и гитлеровской Германией, что явилось открытым международным признанием фашистского режима. Кардинал Пачелли, в 20-х годах папский нунций в Мюнхене и Берлине, избранный на папский престол в 1934 г. под именем Пия XII, поддерживал агрессивную политику фашистских государств.

Приход Гитлера к власти был с удовлетворением встречен правящими кругами буржуазной Польши, которые считали, что наступил долгожданный час совместного с Германией похода против Советского Союза.  Гитлер, играя на антисовестких устремлениях правительства Польши, заявил, что Польша является форпостом Европы против Азии, «стражем Запада против проникновения коммунизма с Востока».

26 января 1934 г. был заключён германо-польский пакт («Декларация о неприменении силы между Польшей и Германией») сроком на 10 лет. Оба правительства заявили о своём желании «открыть новую эпоху в политических отношениях между Польшей и Германией», обязались «ни в коем случае не прибегать к применению силы с целью разрешения спорных вопросов». Пакт помог гитлеровцам создать ложное впечатление о своих мирных устремлениях, сводил на нет франко-польский союз, ослаблял позиции Франции в Восточной Европе.

Советский Союз указал на опасность пакта как для самой Польши, так и для мира в Европе, предупредил, что пакт подрывает союз Польши с другими странами и оставляет «изолированную Польшу лицом к лицу с фашистской Германией».

Во время визита в Польшу в 1935 г. Геринг предложил Пилсудскому принять на себя общее командование объединёнными германо-польскими силами в войне против СССР, что было встречено с восторгом.

Таким образом, вопрос о совместной войне против СССР был основой германо-польского союза и служил приманкой, с помощью которой Гитлеру удалось использовать правящую польскую клику в своих захватнических целях.

Гитлеровцы требовали равенства в вооружениях, что было поддержано монополиями и правительствами крупнейших империалистических стран.

В декабре 1932 г., ещё до прихода гитлеровцев к власти, по инициативе английского правительства на совещании пяти держав (Великобритания, Франция, Италия, США, Германия) в Женеве было достигнуто соглашение о том, что Германии будет предоставлено «право равенства (на вооружение) в системе, которая обеспечит безопасность всех наций». Соглашение фактически освобождало Германию от соблюдения Версальского договора.

Получив санкцию на неограниченное вооружение от крупнейшей европейской державы – Великобритании, и опираясь на помощь американских, английских и французских монополий, фашистская Германия считала возможным начать реализацию своих агрессивных планов.

Нарастало сближение фашистской Германии и милитаристской Японии. 25 ноября 1936 г. Германия и Япония подписали «антикоминтерновский пакт». Спустя месяц Япония, идя навстречу пожеланиям Германии и Италии, признала  фашистский режим Франко. В ноябре 1937 г. к «антикоминтерновскому пакту» присоединилась Италия. Начал складываться тройственный пакт агрессивных государств – Германии, Италии и Японии. В последующие годы к «антикоминтерновскому пакту» присоединились Венгрия, Испания, марионеточное Маньчжоу-Го, Финляндия, Румыния, Болгария, Хорватия, Словакия, Дания, Турция (в статусе наблюдателя).

Со второй половины 1937 г. развитие событий в капиталистическом мире, всё более втягивавшего человечество в войну, значительно ускорилось. 5 ноября на тайном совещании нацистских главарей Гитлер провозгласил: «Для решения германского вопроса может быть только один путь – путь насилия». На первом этапе войны, говорил Гитлер, «германская политика должна иметь в виду двух заклятых врагов – Англию и Францию, для которых мощный германский колосс в самом центре Европы являлся бельмом на глазу…». Но прежде всего нацистские главари планировали захват Австрии и Чехословакии.

В основе планов по захвату Австрии и Чехословакии лежал расчёт на использование благоприятной обстановки, которая сложилась в результате политики западных держав, отвергших предложение Советского Союза о создании системы коллективной безопасности в Европе.  Политическая близорукость буржуазных лидеров Запада была порождена классовой ненавистью к СССР, что развязывало гитлеровцам руки в осуществлении их агрессивных планов.

В ноябре 1937 г. состоялась встреча Гитлера с представителем английских правящих кругов лордом Галифаксом, на которой последний заявил, что вопросы изменений в европейской системе государств, к которым относятся Данциг, Австрия и Чехословакия, должны быть произведены «путём мирной эволюции».

Происходила и быстрая смена курса во французской политике в направлении тайного сговора с гитлеровцами и предоставлении им свободы действий на Востоке, за что Франция очень скоро поплатилась.

В том же направлении действовала и американская дипломатия. Представители США устанавливали всё более тесные контакты с гитлеровцами. В ноябре посол США во Франции Буллит встретился с Герингом и Шахтом. На встрече Геринг проинформировал Буллита, что в ближайшее время Германия аннексирует Австрию и Судетскую область Чехословакии. Американский представитель не сделал никаких замечаний.

Одновременно в Сан-Франциско состоялось секретное совещание высокопоставленных немецких дипломатов с представителями крупнейших американских монополий, на котором обсуждались вопросы сотрудничества в освоении богатейших рынков России и Китая.

Германия начала, в соответствии с «Майн кампф», усиленную подготовку к захвату Австрии (аншлюс). Руководствуясь указаниями Гитлера, что «Австрия должна быть возвращена великой германской родине», спецслужбы рейха ещё с 1933 г. развернули бурную деятельность против этой страны.

Гитлеровская разведка опиралась на нелегальные фашистские организации в Австрии, направляя, координируя и финансируя их деятельность, снабжая нацистской литературой, оружием, снаряжением и боеприпасами.

Гитлеровским планам способствовала и политика самого австрийского правительства, запретившего коммунистическую партию и введя антидемократическую конституцию, а во внешней политике сотрудничая с фашистскими государствами.

7 февраля 1938 г. австрийский канцлер Шушниг был приглашён в резиденцию Гитлера в Баварских Альпах, где его вынудили подписать протокол, по которому предусматривалось установление германского контроля над внешней политикой Австрии, легализация деятельности австрийских национал-социалистов.

Но под давлением масс Шушниг 9 марта объявил, что через три дня начнётся плебисцит, который решит будущее страны. Это грозило срывом фашистского плана, и Гитлер потребовал немедленного осуществления плана «Отто» — вторжения в Австрию желательно в «форме мирного вступления».
Австрийское правительство попыталось найти поддержку в Англии, но получило категорический отказ. Франция, из-за правительственного кризиса в связи с событиями вокруг Австрии, вообще осталась в стороне.

11 марта правительство Австрии капитулировало, и уже на следующий день германская армия приступила к оккупации страны. 14 марта Гитлер подписал указ, по которому Австрия объявлялась провинцией рейха. На австрийских антифашистов обрушились репрессии, десятки тысяч патриотов были  брошены в тюрьмы и концлагеря. 10 апреля в Австрии в обстановке террора, разнузданной фашистской пропаганды и прямой фальсификации прошёл референдум о согласии воссоединения Австрии с германской империей. Большинство бюллетеней были с ответом «да».

Не дожидаясь конца «референдума», западные державы признали захват Австрии свершившимся фактом и преобразовали свои дипломатические представительства в генеральные консульства. Правительства Англии, Франции и США сделали вид, что «не заметили» исчезновения государства с политической карты Европы.

Только Советский Союз осудил гитлеровскую агрессию, предупреждая о гибельных последствиях попустительства захватнической политике фашистской Германии.

Захват Австрии сыграл важную роль в реализации планов фашистской Германии. У гитлеровцев окрепла уверенность в безнаказанности их агрессивных действий.  Население Германии с присоединением Австрии увеличилось на 6,7 млн. чел.  Почти все 50 тысяч военнослужащих австрийской армии были включены в состав вермахта, а австрийская промышленность и экономика поставлены на службу Третьему рейху.

Не прошло и двух месяцев после захвата фашисткой Германией Австрии, как угроза немецкого вторжения нависла над Чехословакией. Гитлеровская «пятая колонна» активно действовала в Судетской обл. Чехословакии, где проживало много немцев. Судетские фашисты, выполняя указания Гитлера, создали в Чехословакии так называемый «свободный корпус» Генлейна численностью около 15 тыс. чел. Корпус предназначался для захвата власти в Чехословакии, а затем для выполнения полицейских функций. Под воздействием гитлеровской разведки антиправительственную деятельность в Чехословакии развернули словацкие, польские, венгерские и украинские фашиствующие элементы.

На границах Чехословакии были скрытно сосредоточены немецко-фашистские войска.

Правительство Советского Союза твёрдо выступило в поддержку Чехословакии.

Иной была позиция западных держав. Британский премьер отклонил предложение СССР о немедленных коллективных мерах для пресечения дальнейших действий захватчиков. Чемберлен был удовлетворён тем, что фашистская экспансия развивалась в выгодном для правящих кругов Англии направлении. Также влиятельные круги французской буржуазии стремились избавиться от договорных обязательств по оказанию помощи Чехословакии.

Западные державы усилили нажим на правительство Бенеша, рекомендуя договориться  с Генлейном. Они требовали, чтобы Чехословакия пошла как можно дальше и удовлетворила требования судетских немцев, предупредив, что если из-за её «неуступчивости» возникнет вооружённый конфликт, они не окажут помощи Чехословакии.

США по сути солидаризировались с англо-французской дипломатией. Посол США во Франции Буллит сообщал в те дни, что, по мнению руководство Соединённых Штатов, предотвратить присоединение Гитлером пограничных областей Чехословакии невозможно.

На позиции капитулянтства скатывалось и руководство Чехословакии. Премьер-министр Годжа, принадлежавший к правым кругам буржуазии, считал возможным опереться на помощь рейха и выразил согласие пойти на уступки Генлейну и расторгнуть пакт о взаимопомощи с Советским Союзом. Буржуазные круги, интересы которых выражал президент Бенеш, ориентировались на западные державы, прежде всего на Францию. В то же время даже мысль о допуске советских войск в Чехословакию для совместной обороны страны, по мнению Бенеша, была невообразимой глупостью.

А предательство Чехословакии её союзниками продолжалось.  Английский посол в Берлине Гендерсон заявил, что правительство Великобритании не намерено ради чехов «пожертвовать хотя бы одним солдатом» и если они пойдут на обострение  отношений с Германией, Англия не окажет им поддержки.

В мае министр иностранных дел Франции Боннэ заявил, что Франция не намерена выполнять обязательства по договору в случае «неуступчивости» Чехословакии. Посол США в Германии Вильсон, убеждённый сторонник политики «умиротворения», в начале августа появился в Праге и потребовал от чехословацкого правительство пойти на уступки.

Гитлер на съезде нацистской партии в Нюрнберге 12 сентября обрушился с бранью и угрозами в адрес Чехословакии и потребовал предоставить судетским  немцам право «самостоятельно» решить свою судьбу, предупредив, что они «не покинуты и не безоружны».

И британский премьер полетел на поклон к фюреру «спасать мир». 15 сентября на встрече Чемберлена с Гитлером фюрер бесцеремонно заявил: «Если судетских немцев включить в рейх, отделить венгерское, польское и словацкое меньшинства, то оставшаяся часть окажется столь малой, что по этому вопросу не придётся ломать голову». Гитлер открыто сказал о своих планах полной оккупации всей Чехословакии. Чемберлен высказался за передачу Судет немцам. Поддержало Чемберлена и французское правительство в лице Даладье и Боннэ. 19 сентября Англия и Франция направили ноту чехословацкому правительству, в которой в категорической форме потребовали срочной передачи Германии районов, где проживает более 50% немцев.

22-23 сентября состоялась очередная встреча Чемберлена и Гитлера, во время которой фюрер «сердечно» поблагодарил британского премьера за его труды во имя «спасения мира» и заверил в своём давнем стремлении к дружбе с Англией. «Между нами нет никаких противоречий, — утверждал Гитлер, — мы не будем вмешиваться в ваши дела вне Европы, а вы можете, ничего не опасаясь, предоставить нам свободу рук в Центральной и Юго-Восточной Европе». То есть Гитлер предложил разделить сферы влияния Британской империи и Третьего рейха. Но это, пока…

В свою очередь, Советское правительство стремилось побудить западные державы поддержать Чехословакию. Советский полпред в Лондоне Майский заявил британскому министру иностранных дел лорду Галифаксу о необходимости «противопоставить абсолютно твёрдый фронт Германии и Италии, которые не так сильны, ка кони хотят заставить нас поверить». Однако англо-французская дипломатия старательно избегала всего, что могло вызвать раздражение в Берлине. 

29 сентября 1938 г. в Мюнхене была созвана конференция четырёх держав – Англии, Франции, Германии и Италии. Открывая конференцию, Гитлер разразился бранью в адрес Чехословакии и потребовал «в интересах европейского мира» немедленной передачи Судетской области, заявив, что при любых обстоятельствах его войска 1 октября будут введены в пограничные районы. При этом фюрер заявил, что у Германии других притязаний в Европе нет. Задачу конференции он определил так: придать вступлению германских войск на территорию Чехословакии законный характер и исключить применение оружия. Чехословацкая делегация не была допущена к переговорам.

Поскольку сделка подготавливалась заранее, все пункты документа были быстро согласованы. В ночь на 30 сентября чехословацкую делегацию пригласили для ознакомления с текстом диктата. Мюнхенский сговор вступил в силу. Итогом конференции было отторжение от Чехословакии в пользу Германии Судетской области, а также удовлетворение территориальных притязаний со стороны хортистской Венгрии и буржуазной Польши.

30 сентября также была подписана Гитлером и Чемберленом англо-германская декларация, в которой говорилось о намерении рассматривать все проблемы, касающиеся обеих стран, путём консультаций и продолжить «усилия по устранению возможных источников разногласий». По существу, этот документ являлся пактом о ненападении между Англией и Германией. 6 декабря 1938 г. во время визита Риббентропа в Париж, была подписана аналогичная франко-германская декларация, по сути, пакт о ненападении. Тем самым, фактически, был перечёркнут советско-французский договор о взаимопомощи 1935 г. Англия и Франция делали всё, чтобы направить гитлеровскую агрессию на Восток.

С 1 по 10 октября Германия оккупировала пограничные районы Чехословакии. 7 октября, под давлением Германии, чехословацкое правительство признало автономию Словакии, 8 октября была предоставлена автономия Закарпатской Украине. 2 октября Польша оккупировала Тешинскую область Чехословакии. 2 ноября, согласно Венскому арбитражу, Венгрия получила южные районы Словакии и Закарпатской Украины с населением более одного миллиона человек. 21 октября Гитлер и Кейтель подписали директиву, предусматривавшую «быструю оккупацию Чехии и изоляцию Словакии». 15 марта 1939 г. немецкие войска заняли Прагу. Никакого осуждения со стороны Англии и Франции не последовало. Лишь Советское правительство чётко заявило о своей позиции в связи с ликвидацией Чехословакии, квалифицировав действия Германии как «произвольные, насильственные, агрессивные».

В результате Мюнхенского сговора четырёх империалистических держав ещё одно государство исчезло с политической карты Европы.

Англия и Франция стремились канализировать фашистскую агрессию на Восток против Советского Союза. Но у Гитлера были свои планы завоевания мирового господства. И скоро Англия и Франция поплатились за свою недальновидную политику. А Польша,  став соучастником уничтожения Чехословакии, очень скоро сама стала жертвой гитлеровской агрессии.

24 октября 1938 г. Риббентроп передал польскому послу в Берлине предложения по «урегулированию» германо-польских спорных вопросов: воссоединение Гданьска (Данцига) с рейхом, строительство немцами экс-территориальных авто- и железных дорог через Поморье; продление на 25 лет польско-германского соглашения о ненападении и гарантии Германией польско-немецких границ. На этот раз, когда были затронуты жизненные интересы Польши, её правительство отклонило германские требования.  21 марта 1939 г. Риббентроп в беседе с польским послом вновь предъявил Польше те же требования, подчеркнув при этом, что обе страны могли бы проводить единую восточную политику, т.к. интересы обеих стран по «защите от большевизма» совпадают. Польское правительство вновь отклонило германские требования.

Угроза мировой войны возрастала. «Как взбесившийся зверь, мечется фашизм по Европе. Он поглотил Австрию и Чехословакию, он занял Мемель (Клайпеду – ред.), аннексировал Албанию (Италия – ред.). Он закидывает петлю на шею Польше. Он рвётся на Балканы, угрожая Румынии, Югославии и Греции», — отметил в своём воззвании Коминтерн в апреле 1939 г.

Гитлер продолжал активную подготовку захвата Польши. «Польшу необходимо так разбить, — говорил фюрер, — чтобы в ближайшие десятилетия не было нужды считаться с ней, как с политическим фактором». 11 апреля 1939 г. гитлеровское верховное командование издало новую директиву «О единой подготовке вооружённых сил к войне», приложением к которой был план «Вайс», план войны против Польши. Добавление Гитлера гласило: «Подготовку следует провести таким образом, чтобы операцию можно было осуществить в любое время, начиная с первого сентября 1939 г.». Так была установлена дата начала второй мировой войны.

Англо-франко-советские переговоры.

Проводя линиюXVIII съезда ВКП(б), Советское правительство в опасной обстановке возможного империалистического сговора, прилагало все силы, чтобы сорвать планы международной реакции, создать преграду фашисткой агрессии. Да и в Англии, и во Франции нарастало понимание того, что первый удар фашисты могут обрушить на их страны. Англо-французская общественность выступала за переговоры с Советским Союзом.

Решение Советского правительства о переговорах с западными державами явилось продолжением последовательного внешнеполитического курса нашей страны, направленного на создание системы коллективной безопасности, пресечение фашистской агрессии и предотвращение мировой войны.

Иными были истинные цели правительств Англии и Франции, которые стремились заставить Германию не только воевать на два фронта в случае её агрессии против них, но и втянуть в эту войну СССР. «Умиротворители» рассчитывали, что боязнь союза Англии и Франции с СССР заставит Гитлера пойти на соглашение с западными державами и направит агрессию на Восток.

Во всех предложениях Англии и Франции к СССР о совместных действиях против агрессора отсутствовал принцип взаимности. Они рассчитывали лишь на такое соглашение, которое позволило бы втянуть СССР в войну с Германией и в то же время избежать оказания ему помощи.

В свою очередь СССР направлял Англии и Франции предложения заключить соглашение, основанное на принципах взаимности и равноправия, обязательства сторон о взаимопомощи, включая конкретное военное  соглашение, сообщает newsli.ru.

Но Англия и Франция затягивали вопрос подписания такого соглашения путём различного рода проволочек и оговорок, поручая вести переговоры лицам невысокого дипломатического ранга, явным антисоветчикам и недоброжелателям нашей страны. Чемберлен называл договор с СССР «камнем на шее», который «может висеть много лет и привести к тому, что даже сыновьям придётся воевать за русские интересы».

Постоянным камнем преткновения на переговорах являлась позиция польского правительства, относившегося крайне отрицательно к союзу с СССР, хотя Советский Союз неоднократно предлагал оказать помощь Польше.

Отрицательно относились к возможному англо-франко-советскому договору и США, опасаясь, что такой договор усилит позиции Англии и Франции в Европе и  затруднит борьбу США за мировое господство.

Но центр решительного сопротивления англо-франко-советскому соглашению находился в Англии, чего не отрицают даже английская буржуазная историография. «Англичане, — пишет Паркинсон, — приложили максимум усилий для того, чтобы изолировать Россию».

В середине июля по вине англо-французской стороны переговоры зашли в тупик.

Общественность Англии, Франции и ряда других стран Европы всё решительнее выступала за принятие действенных мер по пресечению усиливавшейся фашистской агрессии. Этому во многом способствовала ясная и чёткая позиция Советского Союза на московских переговорах.

В таких условиях 25 июля англо-французская сторона вынуждена была в ответ на советские предложения сообщить о согласии начать военные переговоры, которые проводились в Москве с 12 по 21 августа 1939 г.

Однако и здесь проявилось нежелание Англии и Франции к заключению конкретных и взаимно обязывающих соглашений.

Так, советскую делегацию возглавлял нарком обороны  Маршал Советского Союза Ворошилов, в её состав входили начальник и замначальника Генерального штаба РККА Шапошников и Смородинов, нарком ВМФ Кузнецов, начальник ВВС РККА Локтионов. Делегация была уполномочена вести переговоры и «подписать военную конвенцию по вопросам организации обороны Англии, Франции и СССР против агрессии в Европе».

В то же время состав делегаций Англии и Франции, не обладавших никакими полномочиями, говорил об их отношении к данным переговорам.

Так, английскую делегацию возглавлял адмирал Дракс, снискавший себе  известность публичными призывами к войне с СССР. Американский историк Ширер пишет: «Дракс … по своим данным  был абсолютно неспособен вести на высоком уровне переговоры с русскими, которых он считал пришельцами с другой планеты…». Под стать ему были и другие члены английской делегации. Аналогичным был состав и французской делегации.

В директиве английского правительства своей военной делегации было сказано: «Если русские предложат английскому и французскому правительствам обратиться к Польше, Румынии или прибалтийским государствам с предложениями, которые повлекут за собой сотрудничество с Советским правительством или Генеральным штабом, делегация не должна брать на себя никаких обязательств… и обсуждать вопрос об обороне прибалтийских государств, т.к. ни Великобритания, ни Франция не давали им никаких гарантий».  То есть, не только Польша и Румыния, но и страны Прибалтики бросались к ногам фашистской Германии, лишь бы только её агрессию направить против Советского Союза. В таком же направлении ориентировалась своим правительством и французская делегация.

Обе делегация, в соответствии с инструкциями своих правительств, делали всё, чтобы как можно дольше затягивать переговоры.

Более того, используя московские переговоры как средство давления на Германию, западные державы за спиной Советского Союза вели переговоры с гитлеровцами.  Действуя коварно и вероломно, западные державы всеми средствами давали понять Гитлеру, что у Советского государства нет союзников, и Германия может напасть на Польшу, а затем на СССР, не рискуя встретить противодействие со стороны Англии и Франции.

Готовясь к приёму Геринга, Англия продолжала в Москве игру в поддавки. Западные державы всячески оттягивали ответ на кардинальный вопрос о пропуске советских войск через Польшу и Румынию в случае германской агрессии. 18 августа переговоры были прерваны, а затем совсем прекращены и 21 августа их военные миссии вновь попросили отсрочки.

Критически оценивая позицию западных держав, французский буржуазный историк Шерер справедливо отметил, что правящие круги Англии и Франции стремились разрешить свои противоречия с гитлеровской Германией за счёт Советского Союза и сделал  вывод, что  мюнхенская политика умиротворения агрессора непосредственно привела к войне.

                                                                                       * * *

Советский Союз рисковал остаться один на один перед объединённым фронтом империалистических государств и 23 августа 1939 г. между СССР и Германией, по её неоднократным и настойчивым просьбам, был подписан Советско-германский договор о ненападении сроком на 10 лет. 

Согласие Советского правительства на договор с Германией представляло собой вынужденный, но совершенно необходимый шаг, тем самым сорвав все планы  западных держав разрешить за счёт СССР межимпериалистические противоречия. После Мюнхена Советский Союз оставался единственной из трёх держав, не имевшей с Германией соответствующих обязательств. Англо-германская декларация была подписана 30 сентября 1938 г, франко-германская — 6 декабря 1938 г, по сути представляя собой пакты о ненападении.

1 сентября 1939 г. фашистская Германия напала на Польшу, тем самым положив начало второй мировой войне. Как и рассчитывали гитлеровцы, Англия и Франция не оказали никакой помощи своему союзнику, бросив Польшу на съедение фашистскому зверю.

17 сентября советские войска вошли в Западную Украину и Западную Белоруссию, преградив путь фашистским армиям на Восток и воссоединив в братской семье народов исконно украинские и белорусские земли.

Договор о ненападении позволил СССР на 22 месяца оттянуть войну и подготовиться к ней.

                                                                                  * * *

600 тысяч советских воинов сложили свои головы, освобождая  Польшу от немецко-фашистских захватчиков.

На крымской конференции лидеров трёх великих держав — Сталина, Рузвельта и Черчилля — в январе 1945 г., Иосиф Виссарионович Сталин твёрдо отстаивал интересы возрождающейся независимой Польши. Было принято решение о восточной границе и об увеличении территории Польши. В коммюнике зафиксировано: «Главы трёх Правительств считают, что восточная граница Польши должна идти вдоль линии Керзона с отступлениями от неё в некоторых районах от пяти до восьми километров в пользу Польши. Главы трёх Правительств признают, что Польша должна получить существенное приращение территории на севере и на западе».

Современные руководители Польши ничему не научились у истории. Как их предшественники прислуживали немецкому фашизму, что обернулось национальной трагедией для польского народа, так и теперь современные руководители Польши верой и правдой служат американскому империализму в его антироссийской политике, что, в конечном итоге, также может обернуться негативными последствиями для польского народа.

Но как бы ни стремились европейские парламентарии  замолчать  роль правящих кругов Англии Франции, в довоенные годы проводивших политику «умиротворения» фашистского агрессора, приведшую к мюнхенскому предательскому сговору в их стремлении направить гитлеровскую агрессию на Восток, — историческая правда пробьёт себе дорогу.

Никому не удастся замолчать решающую роль Сталинского СССР в победе над немецким фашизмом и японским милитаризмом, решающий вклад СССР в послевоенное обеспечение мира на Земле.