Беженцы в Европе: что изменилось год спустя

8a331a321ae42dcdd29784a6ae2db6a3

Прошел почти год, как Европа пережила самый острый период миграционного кризиса. По свежим данным Pew Research, число тех приезжих, которые искали убежища в европейских странах в 2015 году, достигло рекорда в 1 млн 300 тыс. человек. Как уточняет агентство, это вдвое больше показателей 1992 года — времени, когда распался СССР и рухнул «железный занавес». Несмотря на то что приток тех, кто претендует на убежище в ЕС, в 2016 году значительно меньше, миграционный кризис далек от своего завершения.


фото: Игорь Субботин

Кризис с беженцами ударил по репутации Меркель.

Евростат сообщает, что в первом квартале этого года количество просителей убежища (287 100) увеличилось на 50% по сравнению с тем же периодом 2015 года, однако снизилось на 33% по сравнению с четвертым кварталом 2015 года, на который пришелся пиковый момент притока переселенцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки. Как уточняет Евростат, в первом квартале у государств Евросоюза просили убежища люди из 150 стран. На первом месте, разумеется, сирийцы, иракцы и афганцы — по 102 тыс., 35 тыс. и 34 тыс. заявок соответственно. Самой желанной для приезжих страной продолжает оставаться Германия.

«Миграционный кризис продолжается и будет продолжаться, — поясняет «МК» руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов, — потому что не устранены причины, которые побуждают сотни тысяч граждан Северной Африки, Ирака, Афганистана нелегально пересекать границу с Европой. Можно констатировать, что сама причина не устранена. Соответственно, Европа борется с последствиями, а не с причинами. Это первое. Во-вторых, за прошедший год и ЕС, и другие страны предприняли конкретные шаги в решении последствий этого кризиса. Приняты соответствующие программы, позволяющие странам постепенно интегрировать ту часть нелегалов, которые соответствуют предъявляемым требованиям в рамках ЕС и в рамках национальных юрисдикций, и высылать тех, кто этим требованиям не соответствует. Заключено соглашение с Турцией, инициированное Германией, от марта 2016 года. Худо-бедно оно действует, несмотря на отказ ЕС вводить безвизовый режим, несмотря на отказ Турции менять внутреннее законодательство по борьбе с терроризмом. Тем не менее это фактор, который смягчил ситуацию.

Читайте также:  Колумбия дождалась мира: после 50 лет войны прекращен огонь

Предприняты меры по защите внешних границ. Реформировано агентство «Фронтекс». Сейчас действует новое ведомство. Соответственно, усилился контроль за передвижением морских судов или других плавательных средств, на которых передвигаются нелегалы. Это качественно отличает ситуацию от конца лета 2015 года, когда ни ЕС, ни отдельно взятые страны были абсолютно не готовы к наплыву беженцев. Лидером миграционной ЕС, на мой взгляд, является Германия. Она пытается проводить единую европейскую политику по приему беженцев, в первую очередь с точки зрения квотирования, равномерного распределения мигрантов по всем 27 странам (плюс одна страна — Великобритания, но она все равно будет выходить из ЕС). Здесь мы видим абсолютный провал этой политики».

Наиболее неприветливыми по отношению к беженцам-мусульманам, по данным Pew Research, в Восточной и Южной Европе стали Венгрия, Италия и Польша, а также Греция, которая стала европейским местом «высадки» приезжих, прибывающих по морю. Швеция и Германия являются, пожалуй, единственными странами, где большинство жителей говорит, что беженцы делают страну сильнее благодаря новой трудовой силе. Там опасения по поводу связи беженцев и связанного с ними уровня преступности гораздо менее распространены.

«Страны Вишеградской группы не согласны с Германией по поводу беженцев, как и страны Прибалтики. Здесь иной политики мы не наблюдаем, — добавляет Владислав Белов. — Однако на уровне отдельных государств есть достаточно видимые успехи. Это и Скандинавские страны, и сама Германия, которая приняла поправки к соответствующему закону. Принят план, который, с одной стороны, предусматривает интеграцию граждан-нелегалов, с другой стороны — высылку в том случае, если они не согласны и не следуют нормам, указаниям и требованиям, которые существуют в стране. Есть известное заявление канцлера Германии Ангелы Меркель, которое она сделала почти год назад, — «мы с этим справимся». За это Меркель лично как лидер Германии и ЕС находится под жесткой критикой среди своих коллег по партии, среди оппозиции. Считается, что Меркель не просчитала всех последствий того, что она фактически дала зеленый счет той волне беженцев, которые пришли в Европу осенью 2015 года.

Читайте также:  «Кандидат Ходорковского» Мария Баронова объяснила причины своей неудачи на выборах

Ситуация в плане инструментов и механизмов, которые есть на уровне Европы и отдельных стран, качественно отличается от 2015 года. Но с точки зрения причин этого кризиса мало что изменилось. ЕС не удалось разработать план, который бы воздействовал на ситуацию там, где она зарождается. Я имею в виду те причины, которые заставляют граждан в массовом порядке создавать новые пути «великого переселения народов». Это основной вывод за год».

Приток беженцев в Европу занял видное место в антимигрантской риторике почти всех правых партий в Европе и в дискуссии по поводу решения Великобритании выйти из Европейского союза. Как показывает исследование центра Pew, кризис беженцев и угроза терроризма очень сильно связаны друг с другом в сознании многих европейцев. В восьми из десяти европейских стран, чьи жители участвовали в опросе, половина или больше считают, что приезжие увеличивают вероятность террористических атак в стране. Однако терроризм не является единственной проблемой, которая волнует людей в связи с беженцами. Многие из них также обеспокоены тем, что они будут экономическим бременем.

Однако, по мнению опрошенного «МК» эксперта, мнение отдельных стран на государственном уровне за прошедший год не изменилось. «Есть четкое понимание, что это нелегалы, что они нарушают законодательство, что нет возможности закрыть границы, — поясняет Владислав Белов. — Вы не можете топить суда, вы не можете расстреливать людей, которые перелезают через колючую проволоку. Это нелегалы, это граждане, которые нарушают законодательство и пересекают границу вопреки существующему закону. Сейчас есть более четкое понимание, как их интегрировать. Есть также понимание необходимости ужесточения норм и правил, на которых эти нелегалы принимаются в этих государствах. Есть видение картины действий на уровне государств и будущих взаимодействий, хотя до конца вопрос не решен.

Читайте также:  Шойгу присвоил олимпийским чемпионам воинские звания

Если говорить об изменениях на уровне отдельных граждан, то не надо особых алармистских рассуждений, не надо приводить примеры отдельно взятых нелегалов, которые совершили теракты, если мы берем Германию и Бельгию. В целом толерантность общества не изменилась. На уровне небольших городов, общин, там, где и возникают проблемы взаимодействия между местным населением и нелегалами, конечно, отношение меняется. Я не скажу, что это антимигрантские настроения, но требования граждан к государству в вопросе безопасности возрастают, растет нетерпимость к нарушениям криминального характера, нарушениям общественного порядка. Наверное, за год такое отношение объективно меняется.

В целом на примере Германии скажу, что уровень толерантности немецкого населения и немецких граждан к нелегалам очень высокий. Не стоит преувеличивать роль мигрантов в росте радикальных настроений. Потому что можно спекулировать на партии «Альтернатива для Германии», которая набирает большое количество голосов. Она обеспечивает комплексную критику народных партий и выражает протест против отсутствия прогресса в решении конкретных проблем в хозяйственном, политическом и общественном дискурсе — не только в отношении мигрантов. В любом случае и «Пегида», и «Альтернатива» критиковали миграционную политику бывшего коалиционного правительства за два года до наступления этих событий. Протестные настроения — это здоровая реакция общества на отсутствующие конкретные реформы, и не надо их путать с радикализацией самого общества. Если нет каких-то малых партий, которые способы жестко выразить такие протесты, то эти настроения подхватываются протестными партиями».

Сама Меркель недавно признала ошибки в миграционной политике ФРГ. По ее словам, немцы слишком долго игнорировали существование такой проблемы, как мигранты. «В сентябре на федеральном уровне будут видны потери Меркель, которая находится на нижней точке своей популярности, — считает Владислав Белов. — На мой взгляд, в 2017 году много чего произойдет. По крайней мере коалиция начинает отыгрывать у оппозиции определенные ниши, где она жестко действует в отношении мигрантов».

novostimira24.ru

Be the first to comment on "Беженцы в Европе: что изменилось год спустя"

Leave a comment


Warning: call_user_func_array() expects parameter 1 to be a valid callback, function 'sph_footer' not found or invalid function name in /home/users/j/j698296/domains/newslider.ru/wp-includes/plugin.php on line 496