Press "Enter" to skip to content

Джастин Азеведо: Зарипов – самый талантливый хоккеист, с которым я играл

admin 0

Джастин Азеведо: Зарипов – самый талантливый хоккеист, с которым я играл

Сюжет:
Финал Кубка Гагарина-2018 между хоккеистами казанского «Ак Барса» и московского ЦСКА

Самый ценный игрок (MVP) плей-офф КХЛ Джастин Азеведо в интервью корреспонденту РИА Новости Вадиму Кузнецову рассказал, как пережил тяжелую травму и пропуск Олимпиады, назвал главные качества Даниса Зарипова и Андрея Маркова, вспомнил, за кого болел в детстве, и объяснил, кто выиграл для «Ак Барса» Кубок Гагарина.

— День до решающего матча Кубка Гагарина. Как он прошел для вас?

— После четвертой игры «Ак Барс» переночевал в Москве, а потом полетел домой. И все 24 часа в моей голове была одна мысль: «Мы можем выиграть Кубок уже завтра, в Казани». Все 24 часа. Уже после финала, обнявшись с Зинэтулой Билялетдиновым, я сказал ему, что думал о том, как проведу первые минуты после победы, весь день. И когда это случилось, меня накрыло такой волной эмоций. Незабываемо.

— День пятого матча с ЦСКА. Спали-то нормально?

— Я спал хорошо. Даже перед игрой вздремнул часок. Мы сидели в раздевалке на утренней раскатке и говорили, что готовы хоть сейчас начать матч. Ожидание убивало. Все понимали, что нужно было завершать серию в пятом матче. Если бы мы вернулись в Москву, психологическое преимущество было бы у ЦСКА, а седьмой матч – это лотерея, могло случиться все.

Билялетдинов: в плей-офф многие хоккеисты «Ак Барса» играли на уколах >>>

Джастин Азеведо: Зарипов – самый талантливый хоккеист, с которым я играл

Мы вышли на стартовое вбрасывание, адреналин зашкаливал, хотелось сразу выбросить кучу эмоций. Кажется, я стоял перед Иваном Телегиным, огромным парнем, и думал: «Я должен сделать все, чтобы сдержать его, ни шагу назад». Эмоции разгоняли нас на 100 километров в час.

Не знаю, почему, но сама игра у нас не получалась. ЦСКА прижал нас к воротам, и хотя он нанес много бросков, очень опасных моментов у него не было. Просто броски. Но (вратарь «Ак Барса» Эмиль) Гарипов играл невероятно. Это он спас нас. А потом мы забили. Остальное уже история.

На разборе игры мы отмечали, что иногда защитники ЦСКА отпускают Роба Клинкхаммера на «пятаке», и этим можно было воспользоваться, если он прочитает момент. Когда он забил, я так высоко подпрыгнул вверх от счастья. А следующие 18 минут игры длились будто вечно. (Нападающий казанцев) Иржи Секач сказал мне, что это был самый длинный третий период в его жизни.

— У вас в финальной игре четыре заблокированных броска – больше всех в команде. И вы были лучшим бомбардиром КХЛ в плей-офф.

Джастин Азеведо: Зарипов – самый талантливый хоккеист, с которым я играл

— Слушайте, я делал все что мог для победы. Это все, что интересовало меня, всех остальных игроков «Ак Барса». По-моему, два или три блокшота я сделал в последней смене матча. Оставалось несколько секунд до конца игры, у защитника ЦСКА была шайба, и я знал, что он может бросить только в одну сторону. Как я мог отвернуться? Какого черта! Я должен остановить шайбу любой ценой. Бросок разбил мне палец, но это ерунда. На моем месте мог быть любой игрок «Ак Барса», и он сделал бы то же самое.

— И, наконец, ночь после победы в Кубке Гагарина. Вы ее вообще помните?

— Помню, что были танцы, поздравления, много фото, световое шоу. Я взял автографы у парней из команды, просто наслаждался моментом своей жизни. Не хотелось думать вообще ни о чем. Просто радоваться. На следующее утро у меня болело все, но не от выпивки, а от усталости и от напряжения. Тяжелейший сезон завершился.

«Ак Барс» — обладатель Кубка Гагарина. Пять слагаемых чемпионства >>>

— Когда в следующий раз наденете коньки?

— Даже не знаю. Я обычно катаюсь на коньках во время отпуска, но насчет этого лета не уверен. На всякий случай возьму всю экипировку с собой.

— Где вы храните все свои медали и индивидуальные награды?

— Все… Их не так много, если не брать в расчет победы на юниорском уровне. Я только в прошлом году купил себе дом, там еще нужно много обустроить, но место для медалей найду. Хотелось бы привезти в Канаду Кубок Гагарина. Я даже спросил у Александра Бурмистрова, реально ли это, но вопрос пока решается. Если получится, это будет классно.

В декабре злился от бессилия – я не мог нормально ходить

— Вас нет на командном фото «Ак Барса» перед сезоном-2017/18. Почему?

— Я болел. Меня уговорили сделать индивидуальное фото, но выйти на лед я не мог физически. Я еле-еле ползал, меня тошнило от слабости. Я бы хотел быть там, но едва стоял на ногах.

— Но ни одного матча из-за болезни вы не пропустили.

Джастин Азеведо: Зарипов – самый талантливый хоккеист, с которым я играл

— Нет, меня накрыло буквально на один день. А потом я отлежался и стал чувствовать себя лучше.

— Перед началом сезона вы говорили о двух больших задачах: выиграть Кубок Гагарина и попасть на Олимпиаду. Не думаете, что невыполнение одной цели помогло вам добиться другой? В плей-офф вы были свежее, здоровее и более мотивированы, чем игроки сборных.

— Честно говоря, я не думал об этом так, как разложили вы. Не было такого, что после невызова в сборную Канады я захотел выиграть Кубок Гагарина еще сильнее. Это чувство и так было сильным. Конечно, когда летом я узнал о том, что НХЛ не будет на Олимпиаде, я думал о сборной, мне хотелось попасть в нее, и работу на предсезонке я корректировал исходя из этой задачи. Потом была травма, я пропустил несколько месяцев, не попал в команду. Я уже говорил, что обиды на менеджеров сборной Канады у меня нет. Сейчас ничего не поделать.

Может быть, эта травма даже помогла мне успокоиться от мыслей, попаду я на Олимпиаду или нет. Стало понятно, что шансов немного. В жизни случается разное дерьмо. Об окончательном решении я узнал, когда «Ак Барс» играл в Риге. Пришел на каток пораньше, а там был Роб Клинкхаммер. Я спросил у него: «Ты в составе на Олимпиаду? Да? Вау, поздравляю, супер!» А потом уточнил: «А я попал? Нет…» Отстойное чувство. Надежда все равно оставалась. В том матче я забил гол, отдал пас, «Ак Барс» выиграл. Проехали, жизнь продолжается.

Роб Клинкхаммер: победа в Кубке Гагарина — это кайф, и я хочу испытать его еще раз >>>

— Я читал, что после травмы вам пришлось заново учиться ходить. Это так?

— Можно сказать, что да. Когда я избавился от костылей, мне приходилось ходить в специальном ботинке, который оберегал мою ногу. И даже тогда нога болела жутко. Я планировал вернуться в Казань из Канады после операции раньше, чем получилось на самом деле, но это, как оказалось, было к лучшему. Я поработал со специальным тренером по пилатесу, которым занимаются девушки в спортзалах, пытался привести ногу в порядок.

Когда в начале декабря я прилетел в Казань, я еще не мог ходить нормально. У меня был план – вернуться на лед 18 декабря. На тренировке я натянул коньки, вышел на лед и бесился от злости и бессилия. Я был так далек от нормальной формы. Это очень злило.

— Многие клубы торопят легионеров в период восстановления после травм.

Джастин Азеведо: Зарипов – самый талантливый хоккеист, с которым я играл

— Но это не случай «Ак Барса». Зинэтула Билялетдинов сказал, что, если я хочу сделать операцию в Канаде, я могу это делать. И восстанавливаться столько, сколько нужно. Рисковать здоровьем после такой тяжелой травмы было опасно. Лучше перетерпеть и не получить новое повреждение, чем поспешить и выбыть на еще более длительный срок.

— Пока вы лечились, в команде появился Данис Зарипов, стал много забивать Станислав Галиев, и они заняли места в двух первых тройках. Не было опасений, что ваша роль в команде после этого изменится?

— Без меня команда играла хорошо, Галиев сыгрался с Антоном Ландером. Но я знал, что хоть куда-нибудь меня поставят, а дальше все зависит от меня. Не все сразу получалось, но потом нашу тройку с Ландером и Иржи Секачем вновь собрали, и, мне кажется, мы не разочаровали.

— В «Ак Барсе» за четыре года вы играли с тремя шведами – Оскаром Меллером, Маттиасом Шегреном и Ландером. Подтянули шведский язык?

— Он еще хуже, чем мой русский. Знаю только одно ругательное слово. Играть со шведами легко, потому что между нами нет языкового барьера, они говорят по-английски. Они поиграли в Северной Америке и знают, какой там хоккей. Нам легко общаться на льду, на скамейке запасных, в раздевалке. Иногда во время игры нужно быстро что-то сказать партнеру – беги направо, беги налево, оттянись. По-английски я нахожу слова автоматически, а если буду говорить то же самое по-русски, то нужно задумываться, бояться, не ошибусь ли я с термином.

Гарипов – настоящий MVP

— 20 лет назад, когда «Ак Барс» выиграл первое золото в истории, капитан команды Рафик Якубов в интервью журналистам рассказал о каждом из своих партнеров. Повторим?

— Начнем с Эмиля Гарипова, так? Он MVP. Самый ценный игрок «Ак Барса». Сколько матчей он для нас спас! Никто не пашет так, как вратари. Эмиль проделал огромную работу с тренерами. Так что о нем три буквы – эм-ви-пи.

— Когда вы узнали о переходе Андрея Маркова в «Ак Барс», о чем подумали в первую очередь?

Джастин Азеведо: Зарипов – самый талантливый хоккеист, с которым я играл

— Шикарно! Когда играешь рядом с ним, то заряжаешься профессионализмом. Он приходит на арену даже не за час до тренировок, а за час до тех, кто хочет поработать индивидуально. И Андрей все это время проводит в спортзале. У него уже около тысячи матчей в НХЛ, а ему хочется быть лучше. А его мышление по быстроте несравнимо ни с чем. Допустим, он хочет сделать тебе пас, а напрямую передача не проходит. Он отыграет шайбу от борта, так точно и быстро, что ты не успеешь удивиться.

Билялетдинов: Гарипов сам должен решить, ехать в НХЛ или нет >>>

— Атте Охтамаа такой же неулыбчивый, как Арнольд Шварценеггер из первой части «Терминатора».

— Человек с каменным лицом, настоящий воин. Он сделает все для победы. По-моему, никто не заблокировал больше бросков, чем он. Машина.

Когда после потери Атте ЦСКА забил гол в овертайме третьего матча, никто в команде не обвинял его. Он и не виноват. Лед был мягким, шайба скакала на нем всю игру. После того гола ни у кого в «Ак Барсе» язык не повернулся сказать что-то плохое об Охтамаа. Мы сами проиграли тот матч, показав плохой хоккей.

— Василий Токранов пропустил несколько матчей, но каждый раз после возвращения забивал или отдавал передачи.

— Отличный сильный защитник, который хорошо катается, классно бросает и не выдумывает лишнего. При игре в большинстве я могу отдать ему быструю, жесткую передачу, но он моментально обработает шайбу и точно бросит. Он крутой.

— Могу поспорить, вы не знали, кто такой Никита Лямкин еще четыре месяца назад, а в плей-офф он играл важную роль.

Джастин Азеведо: Зарипов – самый талантливый хоккеист, с которым я играл

— Мы смеялись над этим друг с другом. Я говорил ему: «Никита кто? Лямкин? Я что-то не помню такого хоккеиста». Но он будет большим игроком в КХЛ или в другой лиге. Не знаю, какие у него планы на будущее. Он очень быстрый, сильный, и у него техничные руки. Для меня его работа с шайбой в сочетании с габаритами стала откровением в этом сезоне.

— Альберт Яруллин получил три удаления в финальной игре с ЦСКА… Журналисты шутили про трипл-дабл Яруллина.

— А вы же в курсе, что он играл в плей-офф со сломанной рукой? Как после этого можно ругать его? Этот парень готов на все, чтобы победить.

— И, наконец, Рафаэль Батыршин.

— Злюка на льду, добрейший человек в раздевалке. В игре он может быть плохим парнем, который бьет, толкает, защищает. Я бы не хотел играть против него.

— Один журналист назвал Иржи Секача трусом, когда узнал, что он пропускает полуфинальную серию с «Трактором» из-за травмы и может не сыграть в финале Кубка Гагарина.

— Трус? Чушь. Полная чушь. Он сломал себе запястье, пропустил полуфинал с «Трактором», а после нашей победы у команды было 9 дней перед финалом. Иржи должен был пропустить несколько недель, а он подошел к тренеру и сказал, что будет играть. В финале ему было тяжело, рука болела, но он был важной частью команды. В этом сезоне Иржи играл шикарно.

— Антон Ландер провел в одном звене с вами почти весь сезон.

— Он играл в большинстве, лучше всех в команде защищался в меньшинстве, выигрывал вбрасывания, возвращался в защиту и просто выкладывался в каждом матче. Тяжело провести всю «регулярку» без спадов. Ты не можешь забивать в каждой игре, иногда накрывает усталость. Со мной такое тоже было. После первого периода пятого матча с ЦСКА я сидел в раздевалке, смотрел на свои ноги и думал: «Блин, что со мной? Впереди еще 40 минут, а ноги не бегут». А Ландер в каждом матче делает что-то для победы «Ак Барса».

— Вы знали, что Станислав Галиев до Кубка Гагарина выиграл Мемориальный кубок, кубки лиги Восточного побережья (ECHL) и лиги США (USHL)?

— Ого. Я понятия не имел. У него сумасшедший бросок, на льду он не бежит, а летит. Мы не так часто играли в одном звене, но когда пересекались, я говорил ему: «Если шайба у меня, просто беги вперед». Сравниться с ним в скорости могут немногие защитники КХЛ, а бросок – крутой.

— Мы дошли до Даниса Зарипова.

Джастин Азеведо: Зарипов – самый талантливый хоккеист, с которым я играл

— Лидер, пять Кубков Гагарина за 10 лет. Это безумие какое-то. Он самый талантливый, самый одаренный хоккеист, с которым я играл за свою карьеру. Ему 37 лет, а он делает такие вещи, от которых голова идет кругом. Как-то раз Данис проводил для нас часть тренировки на базе, и акцент на занятии был сделан в сторону катания. Он играючи выполнял на коньках вещи, которые мне не снились. А его руки… Развернуть игрока, убрать шайбу в одну сторону, другую… Я радуюсь, когда у меня получается это несколько раз за матч, а он это делает всегда. Обожаю играть с ним.

Вспоминаю наш матч с «Металлургом» из Магнитогорска. Я отдал ему пас, выкатился на свободное место и ждал ответной передачи, чтобы сразу бросить. А он собрал вокруг себя защитников, раскачал их и сделал еще более классный пас. А его гол в ворота «Трактора» в плей-офф. Я сделал ложный замах и сделал быструю передачу на Зарипова, и он сходу бросил. Очень сложный для исполнения бросок.

Якубов: ХК «Ак Барс» на 90 процентов сохранит чемпионский состав >>>

— Владимир Ткачев.

Джастин Азеведо: Зарипов – самый талантливый хоккеист, с которым я играл

— Сколько ему? 25-26 лет? Владимир уже очень классный, уверенный в себе игрок. Он будет еще лучше.

— Об игроках из третьего-четвертого звеньев «Ак Барса» вспоминают нечасто.

— А они выиграли для нас Кубок Гагарина. Саша Свитов, Миша Глухов, Леха Потапов, Артем Лукоянов, Ярослав Косов, Федор Малыхин, Андрей Попов, Антон Глинкин… Из матча в матч они горели на льду, делали все, что от них требовалось. А как хотел выиграть Кубок Александр Бурмистров. Сотни заблокированных бросков, силовых приемов, сорванных атак. Когда ты видишь, как бьются они, ты не можешь не выкладываться. Ты не можешь стараться меньше. Настоящие кубковые бойцы. Без них у нас бы ничего не получилось. Горжусь, что играл с ними.

— И, наконец, Роб Клинкхаммер.

— Кто? Не понимаю, о ком вы. А, тот канадец. (Улыбается.) Он молодец. В финале Кубка Гагарина он провел свою лучшую серию плей-офф. Форчек, забитые голы, работа в защите. У него же еще бронза Олимпиады. Неплохой сезон, не так ли?

Хочу остаться в Казани

— Я спросил у Роба, есть ли у него вопросы к вам, и он хочет знать, подпишет ли Джастин Азеведо новый контракт с «Ак Барсом»?

— Реально спросил? С чего бы это его интересовало? (Улыбается.) Мой ответ: я пока не знаю. Я хочу остаться в Казани. Для меня это как дом. Я не люблю менять команды. В юниорской лиге я играл только за «Китченер Рейнджерс», в АХЛ – только за «Манчестер Монаркс». Свой единственный сезон в Финляндии я играл за «Лукко», «Лев» завершил свое существование, а потом я перебрался в Казань и ни разу об этом не пожалел. Уже 4 года. Я бы хотел остаться здесь еще дольше. Классный город, классный клуб, невероятные болельщики. Это особенное место для меня.

— А почему вас не интересует НХЛ? Вам 30 лет, вы стали лучшим в КХЛ. Другого такого шанса может не быть.

Джастин Азеведо: Зарипов – самый талантливый хоккеист, с которым я играл

— Честно говоря, сейчас предложений у меня нет. Сейчас. Да я и не думал об НХЛ. Я не особо слежу за ней сейчас. Знаю, что в «Калгари» есть Джонни Годро, невысокий парень, который является лидером команды. Честно, об НХЛ в последнее время я вообще не думал.

— А когда были мальчишкой, за кого мечтали играть?

— «Торонто». Я болел за «Лифс». Дуг Гилмор, Матс Сундин, Гэри Робертс… А в серии с ЦСКА я увидел на тренерской скамейке армейцев Дмитрия Юшкевича и вспомнил, как он нравился мне в то время, когда играл за «Торонто». Против Даниила Маркова я играл в КХЛ. А Сергей Березин! Какой у него дриблинг, какой бросок. Крутой игрок. Еще помню Александра Могильного. Классные воспоминания.

— Как прошел сезон для вашей супруги и дочки?

— Они молодцы. Я понимаю, что им непросто, но без них мне было бы тяжело. Моя супруга для меня как скала, на которую можно опереться в случае проблем. Она сама играла в хоккей, поэтому понимает, когда у меня после матчей плохое настроение, когда не идет игра. Ее помощь неоценима. Я благодарен ей.

— Насколько вы вовлечены в воспитание дочки?

— Ей почти два года, я стараюсь по мере возможности. Гуляю с ней по базе, хожу на детскую площадку, в спортзал.

— Подгузники научились менять, или это проходит мимо вас?

— Научился, научился. Могу приготовить ей что-нибудь, подогреть молока. Хотя недавно дочка не захотела, чтобы я ее купал в ванной, так как больше привыкла к маме. Для нее именно она MVP.