Илья Воробьев: мы честно бились и работали на ЧМ, оценивать уже вам

Илья Воробьев: мы честно бились и работали на ЧМ, оценивать уже вам

Исполняющий обязанности главного тренера сборной России по хоккею Илья Воробьев после поражения от команды Канады в четвертьфинале чемпионата мира подвел итоги турнира, в котором россияне впервые с 2013 года остались без медалей.

— Удаление в овертайме было?

— Там можно было давать. Просто не знаю, насколько это надо давать в овертайме четвертьфинала чемпионата мира. Но я не знаю, стоит ли раздувать эту тему или нет. В принципе, давать могли. Но давайте не будем делать из этого оправдания. Были некоторые решения, но не надо всё валить на судей. Ведь большинство надо было еще и реализовать. В овертайме должны голову отрывать, чтобы удаление было. Но ничего хорошего я этими словами не скажу.

— За счет чего переломили ход матча?

— Всего понемножку. За счет характера, тактики. Завели ребят. По самоотдаче мало вопросов.

Илья Воробьев: мы честно бились и работали на ЧМ, оценивать уже вам

— Почему так робко начали?

— Североамериканцы очень активно всегда начинают. Поэтому начали не самым лучшим образом. Потом уже начали брать шайбу и играть в свой хоккей.

Датский триллер: российские хоккеисты проиграли канадцам в 1/4 финала ЧМ >>>

— Согласны, что Коннор Макдэвид сделал этот матч?

— Да, конечно. У нас был план, звено (Сергея) Андронова играло против него. В принципе, не совсем плохо справились.

— Показалось, что вы отказались от «наложения» на Макдэвида?

— Нет, оно было, мы старались Андронова под него ставить. Просто там из-за меньшинства так могло показаться, Андронов же не может все время там играть. После меньшинства ребятам надо было отдохнуть дать. 

Вопрос о будущем не ко мне

— Получилось, что проиграли на турнире и чехам, и шведам, и канадцам. Получается, всё закономерно?

Илья Воробьев: мы честно бились и работали на ЧМ, оценивать уже вам

— Очень высокий уровень турнира, отдельных игроков и целых команд. После таких Олимпийских игр это необычно. Привыкли, что наоборот бывает.

— Впервые за долгое время без медалей. Как вы этот результат оцениваете?

— Это уже ваша работа — оценивать. Мы работали, бились, мы можем честно об этом говорить. Это был некий экспромт, как тут всё получилось. Вы видели, что у нас тут была команда. Но результат есть результат.

Яркие фотографии матча Россия — Канада >>>

— Что открыл чемпионат лично вам?

— Прежде всего – давление. Давление на помощника и на главного тренера совсем разное. Это и в клубе так, и в сборной. Тут еще всё в цейтноте было: нужно было собирать не только команду, но и половину тренерского штаба. Рабочая встряска.

— Если бы у вас был целый сезон, то по-другому что-то сделали?

— Я не хотел бы говорить про если бы да кабы. Тут не о чем говорить.

— А следующий сезон?

— Не знаю, посмотрим.

— Будете тренерский штаб менять?

— Вы издеваетесь что ли?

— Но если вам предложат новый контракт, согласитесь?

— Не знаю, это не ко мне вопрос. Я узнал, что везу команду на чемпионат мира, днем, когда был тихий час у олимпийской команды. Это не ко мне вопрос. Давайте будем шаг за шагом идти: если предложат, то посмотрим.

Илья Воробьев: мы честно бились и работали на ЧМ, оценивать уже вам

— Ваше клубное будущее намечено? Ваш папа сказал, что уже подписались со СКА.

— У меня ничего не подписано. Папа, видимо, больше знает. Я еще нигде ничего не подписывал.

— Главный позитив чемпионата какой?

— Главный позитив, что была команда. Конечно, хотелось бы медалей. Сегодня играли на равных. Проигрывали, но всё время отыгрывались. В конце не повезло. Команда была рабочая и работала до конца.

— Это самое обидное поражение?

— Сегодня – точно, это да.

— А обида в чем?

— Обидно, что уступили. И обидно в том, что мы были очень близко (к победе над канадцами). Наверное, как никогда. Уже есть глубина состава.

Ткачев и Галиев были без эмоций

— Игорь Шестеркин – ваше решение? 

— Наше общее. Мы думали, и после шведов уже это решение было, просто его не озвучивали. Сейчас очень свежо, чтобы точно сказать, правильное это решение было или нет.

Илья Воробьев: мы честно бились и работали на ЧМ, оценивать уже вам

— Почему Шестеркин?

— Он молодой вратарь. Много было факторов, по которым решили идти с ним. 

Кленовый фетиш российского хоккея: почему мы проиграем, даже если победим >>>

— Почему его на тележке не возили? Из-за веса?

— Конечно. 80 килограммов и 110 – это разные вещи. 

— Вы о каком-то кадровом решении своем жалели?

— В принципе, выбора не так много было. Я вам честно скажу. Мы собирали ребят по крупицам. Много травмированных, и это все-таки олимпийский сезон. У нас конкретных имен называть не буду, но иногда было так: «Ну давай и этого возьмем». У нас ребят в обрез было.

— А связка Галиев – Ткачев  могла на кураже добавить?

— Вы так думаете?! Уж очень они выжаты были, без эмоций. Поэтому их не взяли.

Дацюк еще поможет сборной

— Куда пропало первое звено?

Илья Воробьев: мы честно бились и работали на ЧМ, оценивать уже вам

— Оно не пропало. Прост уровень хоккея такой: всё быстрее, всё встык, нет растяжки между обороной и атакой. Всё быстро. Хорошие защитники, высокие. Тут вопрос был в том, кто сможет свое преимущество реализовать.

— Павел Дацюк пластался и в большинстве, и в меньшинстве. На созидательную игру всего звена это не повлияло?

— А как оно могло повлиять? Не думаю. В меньшинстве он пластался только в концовке «три на четыре». До этого мы его выпускали только под вбрасывание, и после этого он сменялся.

Дацюк заявил о желании продолжить выступать за сборную России >>>

— Дацюк сказал, что если позовут, он готов дальше в сборной выступать. Как думаете, он вам еще может принести пользу?

— Думаю, да. Дацюк еще может помочь сборной.

— Михеев так здорово сыграл на эмоциях? Или человек с большим будущим?

Илья Воробьев: мы честно бились и работали на ЧМ, оценивать уже вам

— Просто так мы бы его не брали. Он прошел с олимпийской сборной с 1 апреля. Таких людей у нас мало, слава богу, что они вообще есть.

— Кто еще из молодых порадовал? Барабанов?

— Да, у (Александра) Барабанова хороший турнир. Но все ребята бились. Вопрос в том, что есть некий предел: либо ты можешь взять определенную высоту или нет. У всех хоккеистов он есть, за исключением каких-то самородков, способных прогрессировать всё дальше и дальше. Но все ребята становятся всё лучше и лучше – и как мужики, и как игроки. Это неплохо.

Со Знарком консультировался до турнира

— Сейчас уже можете сказать, почему Вадима Шипачева не было в сборной? Креативный центр… И будет ли он в сборной в будущем?

Илья Воробьев: мы честно бились и работали на ЧМ, оценивать уже вам

— Сейчас не могу ответить. Я не знаю, где Вадим был. Действительно не знаю. Наверное, уже на югах в отпуске или где-то еще. Когда мне снег на голову свалился и сказали, что возглавлю сборную.

— Вы пытались с Александром Радуловым поговорить?

— Но это же ваш друг. Пытался с ним поговорить, звонил. Потом у меня была игра в сборной олимпийской, был от него пропущенный звонок, но к тому времени уже известно было.

— А с Олегом Знарком консультировались? 

— Да, консультировался. Звонил ему перед турниром.

— Вы можете совмещать работу в клубе и сборной?

— У меня нет контракта с клубом КХЛ. И вообще нет контракта.

Илья Воробьев: мы честно бились и работали на ЧМ, оценивать уже вам

— Просто Олег Знарок работал и в СКА, и в сборной.

— Тут есть разные варианты — и так, и так может быть. Это две стороны медали. С одной стороны, на лавке надо жить, чувствуя команду. С другой, нагрузка огромная.

— Эпидемия, которая была перед турниром, сильно помешала готовиться?

— Знаете, я бы не хотел искать оправданий. Там много всего было и складывалось сложно довольно-таки — и подготовка, и всё остальное. Всё не складывалось в елочку, но такова была реальность. Всё это звук в пустоту, и никому это не нужно.

— Но сейчас же можно сказать: эпидемию свинки можно было предотвратить?

— Не знаю, это не ко мне.