Кабузенко против полиции.

Житель Кобеляк утверждает, что полицейские незаконно удерживали его в здании райотдела. Сотрудники полиции, наоборот, говорят, что действовали строго в рамках законодательства.

Эта история вполне заслуживает создания видеосюжета для редакционной рубрики «Под лампой». И ее главный участник не имеет права прийти в редакцию и рассказать о событиях месячной давности. Он, согласно решению Кобеляцкого районного суда, находится под домашним арестом. Поэтому для того, чтобы пообщаться с человеком, мы посетили его дома.

А началось все с публикации в одной газете. В номере от 11 января 2016 года вышла статья под названием «Задержали подозреваемого в мошенничестве». Материал подписан руководителем следственного отделения Кобеляцкого отдела полиции Ольгой Нежеренко.

В статье по вине редакции была допущена ошибка: неверно указана статья Уголовного Кодекса, по которой мужчине объявлено подозрение. Об этом редакция уже сообщала и извинялась. Но не это главное. Мужчина, о котором шла речь, утверждает, что он вообще не совершал преступления. И, наоборот, работники полиции при его задержании и проведении следственных действий допустили нарушения действующего законодательства.

Рассказывает Николай Кабузенко, который считает, что в упомянутой выше статье речь шла именно о нем:

 

— 7 января 2016 года на улице Днепропетровской, рядом с магазином «АТБ», возле меня остановилась машина модели «десятка» серебристого цвета. Из нее вышел человек, представившийся работником полиции.

Он предложил проехать в райотдел для дачи объяснений. Мол, меня подозревают в совершении преступления. Я поехал. Мы зашли в дежурную часть, где сделали запись о моем приезде. Далее прошли в комнату, где находятся участковые.

Мне сказали, что я подозреваюсь в мошенничестве, и предложили написать объяснение. Сообщили, что на меня есть четыре заявления. Я сказал, что ни в чем не виноват, и ничего писать не буду. Затем мы поехали в прокуратуру. А уже после этого меня снова привезли в райотдел.

И заехали уже со двора. И никаких отметок в журнале не делали. Опять начали говорить, чтобы написал объяснение и взял вину на себя. Мол, я уже был судим, поэтому все — против меня. А как подпишу, то все закончится условным наказанием.

Я снова отказался. Сказал, что без адвоката говорить не буду. Меня приковали наручниками к батарее и продержали в помещении сутки. Не били, но психологически давили. Мобильный телефон забрали.

Адвоката Оксану Бердниченко в итоге вызвали. Она и добилась, чтобы мне отдали телефон. Потом повезли в суд. Полицейские хотели, чтобы судья постановила оставить меня под стражей. Но судья Татьяна Мороз решила, что я буду под домашним арестом.

В статье в газете тоже несправедливо написали, что моя вина доказана. Я через адвокатов подал жалобы в местную и областную прокуратуру. Буду добиваться снятия обвинения и возмещения морального вреда, которые мне нанесли.

 

После этого редакция газеты обратилась с запросом к Владимиру Федан, руководителю Кобеляцкого отделения полиции. Письменный ответ от него редакция получит в течение ближайших дней. А Ольга Нежеренко, начальник следственного отделения, сразу прокомментировала событие в устной форме. Она сообщила:

 

— Действительно, гражданин доставлялся 12 января в отделение полиции для дачи объяснений. Об этом есть соответствующие записи в специальном журнале. Никаких претензий относительно действий сотрудников полиции мужчина не предъявлял.

На следующий день он вместе со своим адвокатом и в присутствии работника прокуратуры был в суде, где определяли меру пресечения к нему. И тоже не жаловался на действия полицейских. Хотя мог это сделать. Конечно, никаких незаконных методов физического или психологического давления к нему не применяли, наручники на руки не надевали.

Скажу больше. Как известно, сейчас даже нет такого понятия «явка с повинной», чтобы сделать невозможным применение подозреваемым средств давления. В суде учитываются только доказательства и показания, данные прямо в зале суда. Кроме того, в газетной статье не говорилось об обвинении, а лишь об объявленном подозрение.

 

Возможно, работники полиции действительно нарушили законодательство. И возможен и второй вариант. Речь идет о том, что зачастую подозреваемые в преступлениях выбирают тактику: лучшая защита — это нападение.

Be the first to comment on "Кабузенко против полиции."

Leave a comment