Press "Enter" to skip to content

Сергей Устюгов: в биатлоне копаются даже в нижнем белье, думаю, в лыжах так не будет

admin 0

Сергей Устюгов: в биатлоне копаются даже в нижнем белье, думаю, в лыжах так не будет

Лидер сборной России по лыжным гонкам двукратный чемпион мира Сергей Устюгов на сборе в австрийском Рамзау в интервью корреспонденту РИА Новости Сергею Смышляеву рассказал о целях на сезон, о том, насколько было сложно психологически настроить себя после непопадания на Олимпийские игры, об отношениях с тренером Маркусом Крамером и конкуренции внутри национальной команды.

— Летняя подготовка из года в год практически не меняется, зима покажет, как тренировались и на что готовы. Тогда и будет ясно, как организм переварил всю нагрузку. Были некоторые изменения в тренировочном плане, но они не сильно значимые.

— В прошлом году при подготовке испытывали проблемы с ногами. Сейчас лучше?

— Да, ноги беспокоили намного меньше, но при этом вылезали другие травмы. Дома катался перед летним первенством, которое было в Малиновке, наехал на камень, упал и дернул спину. Два дня выпало из-за этого, поэтому в Малиновку не поехал. По мелочи что-то всё равно вылезает, но это спорт высших достижений, без травм здесь никуда.

— Сложно обойти эту тему, но как настраивали себя на подготовку к новому сезону, учитывая весь негатив, которым был пронизан прошлый год?

— Обычно. Мы же лыжники. Надо выступать и показывать результат. Конечно, хочется выйти и победить, у всех выиграть, но посмотрим (улыбается). Все готовятся и тренируются, многие как-то переварили тот негатив, который был. Продолжаем дальше. Жизнь не заканчивается.

— Тот же Антон Шипулин, судя по всему, долго раздумывал по поводу продолжения карьеры или ее завершения. У вас подобных мыслей в голову не приходило?

— Честно, в этом году бывали моменты, когда я уже не получал удовольствие от тренировок, как это было раньше. Да, возникал такой вопрос: зачем? А потом думаешь: да ладно, это же классно — бежать, тренироваться, кататься на роллерах. Заставляешь себя, преодолеваешь себя с каждой тренировкой, становишься лучше, развиваешься. В этом и есть плюс.

— Какую роль в вашем психологическом настрое сыграл Маркус Крамер?

— Маркус играет самую главную роль в моей карьере, потому что он тренер, с которым у меня очень доверительные отношения. Он доверяет мне, а я доверяю ему, и мы идем к результату. И его подводить не хочется, и если я скажу, что хватит, мне надоело и всё такое… На самом деле, это не так. Да, частички такого проглядывались, где-то давал себе слабинку. Но ничего страшного, подготовка проходит отлично, у нас два раза в год тесты в Оберхофе, и по тестам видно, что мы добавили, вся команда добавила, а значит, мы на правильном пути.

Сергей Устюгов: в биатлоне копаются даже в нижнем белье, думаю, в лыжах так не будет

— Судя по всему, Маркус, принимая решение остаться в сборной России, не хотел подвести ребят, включая вас? Сказал, что вы стали для него второй семьей.

— Да, на самом деле, хоть он и немец, но с русской душой (улыбается). У нас просто отличные отношения в команде, тем более с Маркусом, который как отец в большой семье. Он многое решает, все его слушают, никто ему против слова не скажет. Можно что-то предложить, а решение он принимает уже сам.

— Ваша группа увеличилась до 12 человек. Это усложняет работу?

— Я часто задумывался, что такая большая группа, много новеньких ребят, которые эти тренировочные планы  никогда не знали, их начали всему обучать, всё объяснять. Возникали такие мысли, что это группа не для подготовки к чемпионату мира, а уже на будущее. Почему у меня возникали такие вопросы: ведь мне нужно здесь и сейчас, в Зеефельд ехать, а еще Александр Легков завершил карьеру, мой самый главный мотиватор (смеется). С ним на тренировках если даже не можешь, то придется, потому что он заводила главный, это однозначно. И все до сих пор сожалеют, что он больше не тренируется в команде. При этом всё равно нас поддерживает, приезжал на сбор в Отепя на пару дней. Мы вышли с ним на тренировку, отработали по полной. Но он выбрал не те перчатки, а может и не те палки и до крови натер руки. Сказал: «Все, стоп, хватит!» Хотя оставалось 20 минут до конца. И у меня появилась еще одна маленькая победа над ним, хоть Саша и объявил о завершении карьеры (улыбается).

— Сергей Турышев вроде бы тоже пытается постоянно дать бой?

— Серегу хватает ненадолго (улыбается). Он даже как-то на нас влияет, говорит: «А мне зачем это надо? Я же вроде завязал, ассистент тренера теперь». А мы ему: «Хватит нас расслаблять, давай работать». Ну, и мы живем в Екатеринбурге, часто видимся на тренировках, стараемся помогать. Если что-то не получается и нужно провести определенную работу, то Серега всегда приходит на помощь и выполняет свою основную работу.

— Насколько вам проще или сложнее тренироваться в одной группе со своей девушкой, Леной Соболевой?

— Мы всегда рядом, иногда немного надоедаем друг другу, но это бывает очень редко! Я немного больше психологически стал напрягаться, потому что вижу некоторые мелкие ошибки, стараюсь ей подсказать и что-то исправить, но всё же есть главный тренер. Все эти мелочи проводил через себя, хочется подсказать, но не всегда удается. И в ответ иногда получаю (смеется). Но это некритично!

— Маркус в интервью пару дней назад сказал, что ему стало намного проще с вами работать. Во-первых, вы подтянули английский язык, но главное, что начали анализировать, озвучивать свои мысли касательно тренировок и даже помогать ему советами?

— У меня давно такое проглядывается. Дали тренировочный план на неделю, мы его сели и проштудировали. Но когда тренируешься, воспринимаешь нагрузку по-разному. Нас 12 человек в команде, и все не смогут на все 100% выполнить ее, где-то заголодал, устал, травма какая-то. Я со многими тренерами работал и всегда пытался что-то сказать от себя, что надо что-то поменять, у меня не идет, но меня не слушали никогда. Как говорят, есть три признака перетренированности – плохой сон, нет аппетита и большой пульс с утра. И раньше, когда тренировался с другими зарубежными специалистами, говорил: «Всё, вот у меня два симптома уже!» А в ответ слышал: «Когда будет три, тогда и подойдешь». А меня клинит, аппетит пропал, сна нет. А тут подходишь и говоришь, тренер прислушивается ко мне и к моему организму. Если хорошо делается интервальная работа накануне гонки, то ее надо остановить, а если плохо делается, то надо «пробить себя». Я это всё прошел, с Маркусом проанализировали, и работа складывается.

— А вам самому стало проще работать с ним теперь?

— Намного проще. Я стал к нему намного серьезнее относиться. А если я что-то не понимаю, то он всегда старается объяснить, а не так, чтобы «у меня есть план, умри, но выполни». Рад, что у нас так всё дружно.

— Из группы в свободное плавание ушел Егор Сорин. Не хватает его?

— У него сейчас своя группа, на его место пришел Сергей Турышев, и у нас сейчас новый аналитик – Анатолий Волков.

— Перефразирую вопрос: не скучаете?

— Да чего скучать?! Я всегда с ним на связи (улыбается). Если есть какие-то вопросы, в которых Егор может помочь, то всегда обращаюсь к нему. В этом году ездил на межсборье в Италию, где Егор со своей группой проводил сбор. Евгений Дементьев тоже проводил там сбор, мы с ним хорошо дружим, потренировался с ребятами, провел межсборье так активно, мне очень сильно понравилось! Посмотрел, какую работу они делают, зарядился энергией!

— А вы ему в чем-то помогаете?

— Он уже профессионал, всё знает, столько лет отработал с Александром Легковым, Сергеем Турышевым в группе, был ассистентом у Маркуса Крамера, а это о многом говорит. Он взял многое из его тренировочной программы, добавляя свое. Были такие упражнения, которые я даже не видел нигде. Было очень интересно.

— Легков больше не тренируется с вами, но скоро начнется сезон, и появятся все самые основные раздражители из других сборных…

— Это уже не то! С Саней, когда тренируешься, понимаешь, что он заряжен на тренировку. Если ты его на тренировке обыграешь, то это уже подвиг. У меня таких подвигов три! Больше у меня такого никогда не было.

— А вот Сундбю в своей комнате для мотивации держит фотографии Спицова, Большунова и Устюгова. Читали об этом?

— Читал, но всерьез к этому не отнесся. Ну, это его решение, так себя мотивирует и настраивает. Наверное, да, раздражители с утра – это есть хорошо, встаешь и знаешь, что тебе надо тренироваться больше и интенсивнее, чтобы обыграть. Но я об этом никогда не задумывался. Для меня главное – получать от тренировок удовольствие. Удовольствие от того, что я делаю.

Сергей Устюгов: в биатлоне копаются даже в нижнем белье, думаю, в лыжах так не будет

— Впереди чемпионат мира. Не терзают сомнения, сможете повторить успех Лахти-2017? Или стараетесь о таком не думать?

— Стараюсь не думать. Есть цель на сезон. Цель-минимум: это на паре этапов Кубка мира попасть на подиум и завоевать пару медалей чемпионата мира. Это надо любой ценой попробовать сделать, превозмогая себя, подойти хорошо к чемпионату. Конечно, хотелось бы повторить успех, но я понимаю, что с каждым годом мы не молодеем, появляются новые соперники, как в прошлом году, когда много талантливых ребят появилось. И сейчас уже начинаешь задумываться: а как попасть в эстафетную четверку или спринтерскую эстафету? Потому что нас очень много, и все очень сильны.

— А какие мысли по «Тур де Ски»?

— Это очень сложная гонка. В этом году участвовал в третий раз, и «Тур де Ски» мне не удался, была небольшая травма, а можно было бороться за третье место. Но пришлось сойти. Это самая тяжелая гонка в сезоне. Но если взять чемпионат мира, и ты планируешь выступать на всех стартах, то это тоже пять гонок. Тот же чемпионат России – тоже пять гонок.

— Если оглянуться, какая победа самая важная для вас?

— Эстония, юниорское первенство мира, золотая медаль в спринте. Самая значимая победа, которая дала хороший толчок к продолжению карьеры. Я там впервые обыграл Глеба Ретивых, на которого очень долго «точил зуб» (смеется).

— Интересно узнать, хотелось бы вам, чтобы лыжные гонки стали столь же популярными, как биатлон?

— Столько внимания – это сложно. Раскрутили  биатлон настолько, что копаются даже в нижнем белье. Думаю, что у нас такого не будет с нашим президентом Еленой Валерьевной Вяльбе, она такого не допустит. Она сама спортсменка, прошла через многое и не допустит такого.

— Вы упомянули Женю Дементьева, как у него дела? Своя фирма экипировки теперь, нашел себя в этом?

— Если не ошибусь, его бренду уже три или четыре года. Он помимо этого еще тренируется, занял в этом году третье место в общем зачете Кубка мира по лыжероллерам, в Италии был последний этап. У него всё отлично, готовится к зиме, надо выступать и защищать честь Ханты-Мансийского автономного округа на чемпионате России, на всероссийских соревнованиях. Плюс, наверное, еще побегает марафоны.

— Вы в планах держите марафоны, например, Югорский?

— Пока нет, загадывать ничего не буду. Всё зависит от того, как пойдет сезон, чтобы не было никаких болячек и травм.

— Но Петтер Нортуг, наверное, скучает? Вспомнился просто марафон в Хантах позапрошлого года.

— Побегаем с ним на Кубке мира!

Сергей Устюгов: в биатлоне копаются даже в нижнем белье, думаю, в лыжах так не будет

— У Ивана Алыпова в Екатеринбурге своя лыжная школа. Не думали о таком же проекте?

— Нет, я считаю, что спортсмен, который тренируется и готовится к серьезным соревнованиям, ему нельзя отвлекаться на что-то другое, какой-то бизнес и так далее. Это очень сложно. Должна быть одна цель, к которой ты должен стремиться и идти, а если их будет две-три, то как себя разделить? Где-то надо будет экономиться.