Press "Enter" to skip to content

Стало известно что ждет российских ученых, переехавших в Германию

newslider 0

Стало известно что ждет российских ученых, переехавших в Германию

Работа на переднем крае науки, постоянные конференции, неплохая зарплата — преимуществ у карьеры ученого на Западе множество. 

Многие ученые из России выбирают карьеру на Западе, в том числе и в Германии. И здесь их рады принять — как правило, россияне отличаются хорошим университетским образованием. Но если плюсы европейской научной системы очевидны, то о ее подводных камнях говорят не так часто.

Смена темы исследования

Олег Ковалев в 1999 году получил диплом магистра геологии в Санкт-Петербурге и спустя год переехал в Германию вместе с семьей. Здесь он решил продолжать научную карьеру: поступил в докторантуру Рурского университета и занялся кристаллографическими исследованиями микропористых соединений. Звание доктора или PhD (в российской системе можно провести аналогию со званием кандидата наук) — первый шаг в научной карьере ученого за рубежом. После окончания докторантуры Олег решил уйти из академической среды и занялся индустриальными исследованиями в области технической минералогии.

«Конкуренция в научном сообществе Германии очень высокая. Как в индустриальных исследованиях, так и в университетах и научных институтах», — рассказывает Олег. Это связано с постоянным притоком талантливых студентов из-за рубежа и с борьбой за исследовательские гранты.

Немецкое государство и промышленность охотно вкладывают ресурсы в перспективные разработки. Но как только интерес пропадает, финансирование сокращается и рабочие места для ученых исчезают. Так еще недавно в Германии шли активные исследования в области солнечной энергетики. Но несколько лет назад бум спал, и многие проекты закрылись. Такая же участь постигла и разработки с модным когда-то словом «нано».

Читайте также:  Жителю Петрозаводска грозит срок за кражу гирлянд «для новогоднего настроения»

Ученые в Европе должны быть готовы сменить тему исследований и применить свои навыки в новой области. «Все время приходится учиться чему-то новому, отслеживать свежие публикации и налаживать контакты со специалистами, которые могут тебя проконсультировать», — подтверждает Олег Ковалев.

Его карьера яркий тому пример. В течение 15 лет он занимался минералами в качестве строительных материалов и адсорбентов, утилизацией специфических отходов и свойствами «жидкого стекла», использующегося, например, при производстве кислотоупорных материалов и канцелярского клея. Сейчас он работает в лаборатории компании Alpha CALCIT, где описывает свойства тонкодисперсных порошков минералов.

Жизнь ученого: переезды и никаких гарантий

Кирилл Никонов закончил физический факультет СпБГУ и поступил в аспирантуру в Петербургский институт ядерной физики (ПИЯФ). Но через несколько месяцев получил приглашение в университет Майнца как PhD.

«Эта была возможность работать в научной группе, которая имеет мировую известность. Она была одной из первых, кто начал изучать барионную спектроскопию, которой я занимаюсь. К тому же в Майнце есть свой ускоритель элементарных частиц. Соответственно, я быстрее получаю доступ к данным экспериментов», — объясняет свое решение сменить место работы молодой ученый.

Читайте также:  Анатолий Вассерман прокомментировал возвращение в Россию Софии Ротару

Но это только первый переезд в его карьере. В Германии не принято оставаться в альма-матер после защиты. К тому же нежелание сменить научную группу подпортит резюме молодого ученого. Обычно искать новое место работы начинают как только становится известна дата защиты.

«Мои знакомые отправляли по 50-60 резюме, а получали всего пару ответов, — рассказывает Кирилл. — Даже если ты очень хорошо защитил кандидатскую диссертацию, найти место работы оказывается не так-то просто. Часто это удача». Кириллу повезло. Во время PhD он сотрудничал с научной группой из Боннского университета, и сразу после защиты получил там место в постдокторантуре.

Что типично, работодателем ученого является не университет, а профессор, который выиграл грант на научное исследование. Из этих денег научный руководитель назначил Кириллу стипендию на год с возможностью продления еще на год. За это время молодой ученый должен «прокачать» свои навыки и набрать портфолио для поиска следующей позиции постдока.

Гарантий западная система не дает: иногда зазор между контрактами может составлять несколько месяцев. Иногда новую позицию найти вообще не удается. И чем дольше ученый сидит без работы, тем меньше становятся шансы ее найти. «Тогда с научной карьерой придется распрощаться, — говорит Кирилл. — В этом плане в России намного легче, ты всегда можешь остаться на кафедре».

Читайте также:  Израиль: в Бней-Браке произошло грандиозное побоище двух ультраортодоксальных «бригад»

Для научной карьеры так же важен опыт работы за рубежом — в США, Австрии, Швейцарии, Австралии. Это должен быть университет, лидирующий в мировых рейтингах. Ученый постоянно меняет место работы, участвует в конференциях, знакомится с лидерами в своей научной области и быстрее развивается как специалист.

От молодого ученого до профессора

Когда квест из двух или трех постодоковских контрактов пройден, ученый может вступить в борьбу за постоянную позицию в университете. Для этого ему нужно пройти хабилитацию — процедуру, сравнимую с получением в России доктора наук. В Германии оценивается не только текст диссертации, но и вся научная деятельность ученого. И снова ротация кадров: после хабилитации в одном вузе исследователь может занять место приват-доцента только в другом учебном заведении.

После приват-доцента в немецкой научной иерархии идет позиция молодого профессора, а затем и профессора. Последняя позиция самая желанная, потому что лишиться ее практически невозможно.

Но и молодой ученый может получить независимость. В Германии есть престижная программа Emmy Noether, которая позволяет спустя уже 4 года после защиты PhD получить деньги на собственную исследовательскую группу на шесть лет. Человека с таким грантом рад заполучить любой вуз, и теперь выбирать место работы будет уже ученый.