Press "Enter" to skip to content

Вечная классика. Размышлизмы на фоне чемпионата Европы по легкой атлетике в Берлине

admin 0

Вечная классика. Размышлизмы на фоне чемпионата Европы по легкой атлетике в Берлине

Выпускающий редактор РИА Новости Андрей Симоненко на четвертый день пребывания в раскаленном от тропической жары Берлине на чемпионате Европы по легкой атлетике пытается в редакционном блоге в не первый уже раз постичь суть «королевы спорта».

Такой жары Москва не испытывала с 2010 года. Берлин испытывает прямо сейчас. Днем находиться на солнце решительно невозможно — если в тени +37, то за ее пределами страшно подумать сколько. Вечером становится чуть легче, но только чуть — раскалившийся асфальт, кажется, не остывает вообще, и ты продолжаешь мечтать о любом помещении с кондиционером. А они здесь есть далеко не везде — немецкая столица город отнюдь не южный.

Но нет, эта статья — не об изменениях климата.

Вот в такую жару идут на Олимпийский стадион тысячи и тысячи людей. Понимая, что сейчас окажутся в котловане, где парниковый эффект только добавит чувства невыносимости. А те, кому не повезет с билетами — вообще пойдут жариться на солнце, словно на сковородке. Но идут. И ты идешь. И тебе стыдно чувствовать туман в голове от этого пекла — потому что рядом бодро шагают старики и старушки, кто с тросточками, кто без.

А рядом идут девчонки и их парни. Ржут, пихаются, щипаются, флиртуют — все, как у нас. Но в Москве в таком прикиде и настроении идут в Парк Горького потусить и оттянуться. А здесь — смотреть на чемпионат Европы по легкой атлетике.

Легкая атлетика — в чем твой секрет?

У меня нет ответа на этот вопрос. Только рабочие версии. Предыдущая была такая — современный подход к процессу. Всякие там «ш-ш-ш» и «тс-с-с» во время старта, бодрый рок под летящий молот, веселый диктор в стиле аниматора на турецком курорте и различные активности за пределами стадиона: пробеги 20 метров и прыгни с места лучше товарища.

Это все есть и в Берлине. Даже с апгрейдом — технологичная установка для метания копья на пружине поражает воображение. Разминаешь плечи, берешь снаряд, разбегаешься — и вж-ж-жик!!! — копье улетает в небо, но тормозится в нужный момент и, как в замедленной киносъемке, возвращается к тебе назад.Вечная классика. Размышлизмы на фоне чемпионата Европы по легкой атлетике в Берлине

Но не в этом суть. Копье на веревочке, конечно, пользуется популярностью, но далеко не в первую очередь. И даже у пивных ларьков с доступным берлинским лагером рядом со стадионом нет толп. Все эти тысячи, десятки тысяч — на арене. Взрываются овациями, визжат от восторга, ахают от изумления и кайфуют. Так от чего?

Легкая атлетика стара как мир. Вечная классика. Сюда не вторглись букмекеры со своими «тоталами». Здесь нет сомнительных офсайдов и левых пенальти. Все просто. Есть ты и соперник. На той же дорожке, с той же палкой или железным кругляшом в руке. Пробежал быстрее, метнул дальше, прыгнул выше — ты чемпион.

Для современного российского молодого человека с клиповым мышлением это скучно. Он не придет на легкую атлетику, даже если объявлять участников будет Ольга Бузова. Чемпионат Европы в Москве собрал бы в том же виде, что и в Берлине, максимум несколько сот человек. Да-да, я помню про московский чемпионат мира 2013 года и заполненные трибуны «Лужников» — но про программу «Зритель» я тоже помню. Давайте не обманывать самих себя — после того чемпионата мира ни один турнир по легкой атлетике в России не набрал и сотой части той аудитории. И не наберет, если не свозить народ автобусами.

Так вот, моя новая рабочая версия секрета легкой атлетики — там, где нужна способность впадать в особое состояние сопричастности, не обойтись без воспитания. Вечная классика — вот ключевые слова, написанные чуть выше. Спросить тех ребят из Парка Горького — «кто был на опере?» — и в лучшем случае кто-нибудь процедит: да гоняли от школы. А опера, пардон за каламбур, из той же оперы. Тебе сначала должны объяснить, что ты сугубо вторичен по отношению к тому, что происходит на сцене. А потом ты начинаешь от этой мысль получать наслаждение — а затем интересоваться, что же это, собственно, такое. Разбираться, чем ария отличается от ариозо. И в кульминации процесса четыре часа для тебя начинают пролетать как мгновение, после которого ты бронируешь билеты на следующий спектакль за полгода вперед.

Вот и к легкой атлетике, как к опере, тоже надо приучать с детства. Объяснять, что королева спорта — это вовсе не тот пузатый мужик со свистком в зубах на «физре», с которой ты только что слинял. А первозданное стремление человека покорить неизведанное. Приблизиться к пределам возможностей — и расширить их. И когда это зрелище происходит на твоих глазах, ничего, кроме истинного восторга, испытать невозможно.Вечная классика. Размышлизмы на фоне чемпионата Европы по легкой атлетике в Берлине

И вот тут совершенно неожиданным образом вступает та осточертевшая миллион раз тема допинга в спорте. Когда ты не цинично считаешь, что все в мире продается и покупается — смириться с мыслью о том, что кто-то жульничает, не получается. Я не буду сейчас вдаваться в детали, что есть допинг, а что нет — не для этой статьи тема. Я о другом: ты либо принимаешь мысль «все жрут», либо нет.

И тех, кто не принимает эту мысль — масса. Они подвержены пропаганде с другой стороны — что не есть хорошо, они иногда «охотятся за ведьмами», они пристают, видя аккредитацию с российским флагом, и пытаются добиться от тебя признания — так есть у вас допинговая система или нет — но в целом именно они создают ту самую атмосферу нетерпимости к допингу, которую от нас требуют создать. Это та масса, которая в России, увы, существует только на словах.

А вот когда будет существовать на деле — тогда у нас на трибунах снова на легкой атлетике будет яблоку негде упасть. Да-да, снова — как в середине прошлого века, когда о допинге ничего не знали. И ходили за истинными эмоциями, за вечной классикой. За которой где-то, как выясняется, ходят и сейчас – но, к сожалению, не у нас.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.